КлавишныеЗвук.модуль/ тон-генераторМодульная системаБас, драм, перкуссияДр.инструментыDJПрограммы
ЭлектрогитарыПедали, процессорыУсилителиТюнеры, метрономы

Компания Oberheim Electronics была основана Томом Оберхаймом (или Томасом Элроем Оберхаймом), родившимся в Канзасе в 1936 году. В старшей школе он увлекался электроникой, а именно конструировал hi-fi усилители для своих друзей. В возрасте 20 лет он переехал в Лос Анджелес, где начал свою карьеру с нуля, опираясь лишь на самостоятельный опыт. Работая стажером-проектировщиком в NCR Corporation, одном из первых коммерческих предприятий, использовавших компьютеры, он захотел стать компьютерным инженером. В 60-х он сменил около семи компьютерных фирм, приняв решение поступить в Калифорнийский университет, чтобы изучать компьютерную инженерию и физику.

Заинтересованность акустикой и музыкой с технической точки зрения подружила его с трубачом Доном Эллисом, Джозефом Бёрдом и Дороти Московиц с музыкального факультета. Оберхайм помогал своим новым друзьям, чем мог, например, усилителями. Для группы Берда и Московиц United States of America он создавал гитарные усилители, поработал вместе с Эллисом над его системой оповещения, но началось все с создания ринг-модулятора по запатентованным Харальдом Боде принципам. Московиц попросила его сделать один для своей группы, после чего композитор Леонард Розенман связался с Томом, убедив его сделать один и для себя, чтобы использовать модулятор для создания саундтрека к «Под планетой обезьян». И тут Оберхайм выдохнул, он не превратится в конвейер для сбора деталей, он будет творить оборудование для музыкантов и вскоре услышит комплименты в свой адрес от Херби Хэнкока и Яна Хаммера.

В 1969 году сотрудничество Тому предложила компания CMI (Chicago Musical Instruments), желая быть причастной к его кольцевым модуляторам, которые после заключения соглашения начали выпускаться как Maestro RM-1A. Однажды Оберхайму понравилось, как инструменты могут звучать при подключении их к кабинету Leslie, который обычно воспринимался в дуэте с органами Хаммонда. Чтобы имитировать получающийся эффект, он построил цифровой фейзер, вышедший под названием Maestro PS-1. За три года было продано около 25 000 этих устройств. Каким-то образом собрав несколько тысяч долларов, Том открыл собственную фирму Oberheim Electronics.

Фамилия Оберхайм тесно связана с брендом ARP. Кооперировать с громкими людьми и их фирмами Том начал до того, как стал производить инструменты под своим именем. Тем не менее ARP поделились секретами именно с Оберхаймом, влюбившимся в ARP 2600 и предложившим на NAMM 1971 стать представителем их синтезаторов. В то время едва ли какой доступный синтезатор мог воспроизводить 2 ноты сразу, а ARP 2500 мог. Том уловил это свойство среди способностей инструмента Перлмана и добавил такое же в ARP 2600. Вместе с клавишником Ричардом Грейсоном, с которым он познакомился благодаря новому набору в состав группы USA, ему удалось добиться так или иначе полифонического звука во время выступлений, выставив на сцену сразу два ARP 2600.

Затем последовало изобретение секвенсера DS-2, представленного довольно ограниченными возможностями, не поставляющего в подключенный синтезатор ничего, кроме памяти. Эту проблему Том решил, создав SEM (Synthesizer Expansion Module), позволяющий одновременно записывать и играть вживую по принципу мультитрековой аудио записи, т.е. путем наложения звуков. SEM оказался довольно успешным агрегатом, который не только использовали с другими синтезаторами, добиваясь интересного результата, но и брали за основу в конструировании новых инструментов. Впервые Оберхайм представил собственное произведение на конвенции Audio Engineering Society в Лос-Анджелесе в 1974 году.

Norlin, которому предшествовала CMI, и который так же продолжал распространять фейзеры и ринг-модуляторы Оберхайма, отменил несколько крупных заказов на его изделия в связи с кризисом. У Тома наконец появилось свободное время для того, чтобы воплотить замысел о первом коммерческом полифоническом синтезаторе. В 1975 он выпустил двухголосный клавишный Two-Voice (TVS-1), которому как раз пригодились два модуля SEM. В том же году за ним последовал полифонический синтезатор Four-Voice (FVS-1), содержащий уже 4 SEM, то есть по два осциллятора на каждый из 4 голосов, имевших собственный фильтр, огибающую и усилитель. На тот момент это был не только первый синтезатор, способный извлекать аккорды, сохранять настройки, программируя пресеты (в 4-голосной модели и 8-голосном апгрейде благодаря объединению с Polyphonic Synthesizer Programmer), и использовать портаменто, это был еще и довольно практичный, экономически доступный инструмент. Дальше – страшнее, Eight Voice лишь разрастался, приобрев двухэтажную клавиатуру и приведя бренд к разочарованию 1978 года: Дейв Смит выпустил пятиголосный Prophet 5, который вышел и дешевле, и голоса настраивал с помощью микропроцессора.

Полифония Оберхайма, как и некоторые последующие его продукты, пользовалась спросом у многих: Tangerine Dream (которых не представляли без Муга и Оберхайма), Supertramp, Pink Floyd, Chick Corea, 808 State и др.

До этого Оберхайм успел поработать с Дейвом Россумом из E-mu (производителя чуть ли не лучшей серии сэмплеров Emulator), с которым они поделили патент и договорились инвестировать в развитие идей друг друга. Так FVS-1 был оснащен клавишами E-mu с системой цифрового сканирования. Они же стали и частью Sequential Circuits Prophet 5, который также использовал интегральные схемы, разработанные E-mu и Solid State Micro.

Помимо SSM интегральными микросхемами занималась и компания Curtis Electromusic Specialties, чьими изобретениями, считавшимися более надежными, воспользовался Оберхайм. В 1978 был выпущен Oberheim OB-1 – монофонический и программируемый, т.е. первый аналоговый синтезатор, хранящий патчи. Не программируемыми в нем были лишь параметры, обретающие смысл в живом выступлении. Он также позволял устанавливать диапазон отклонения высоты тона. Эти тонкости компенсировали наличие одного голоса его вариативностью и глубиной.

В 1979 вышел OB-X – аналоговый полифонический синтезатор, в котором Оберхайм использовал уже не SEM, а «голосовые карты», правда, все еще продолжая строить в основном на дискретных компонентах (за исключением микросхем Curtis для генераторов огибающих). Память его была рассчитана на 32 программируемых пресета, а настройка происходила за счет микропроцессора Z-80. В ответ на колеса питча и модуляции Prophet 5 Том придумал рычаг, действие которого под управлением напоминало бы изгибание струны на гитаре. Звуки OB-X можно услышать в альбомах Queen, OMD, Roxy Music, Styx, Van Halen и др.

Oberheim OB-Xa появился в 1980 году. Дискретные компоненты были заменены микросхемами Кертиса, что сделало производство менее затратным и должно было упростить ремонт. Однако по той же причине починить OB-Xa оказалось труднее, чем OB-X, так как дискретные части были доступны всегда, в отличие от микросхем. Во второй версии также исчезла кросс-модуляция первого VCO вторым. Зато работа с программированием и настройкой была удобнее и продуманнее, чем в Prophet 5 или Jupiter 8. С 1982 года появилась возможность синхронизировать синтезатор с другим оборудованием Oberheim, хотя смысл в ней пропал с распространением универсального MIDI.

Тогда в 1983 Оберхайм изобрел OB-8, новую логичную ступеньку от OB-Xa, где на всякий случай предусмотрел и MIDI интерфейс, и собственный. Выпускался до 1985, но успел заслуженно привлечь The Police, KLF, Simple Minds, Depeche Mode и многих других.

В 1984 появился микс Matrix-12, который вышел годом позже, и OB-8, только без клавиатуры – Oberheim Xpander, построенный на технологии Matrix Modulation. 6 аналоговых независимых голосов по 2 осциллятора, 5 цифровых низкочастотных фильтров, 5 цифровых генераторов (+Delay)ADSR, 4 генератора рампы и 3 – отслеживания на каждый.

Под своим именем Оберхайм еще успел выпустить цифровую драм машину DMX, ставшую довольно популярной среди new wave, synthpop и hip hop исполнителей: New Order, The Cure, Run-D.M.C., Mike Oldfield, DMX, Eurythmics, Dead or Alive, ELO, Madness, Rod Stewart, причем нередко в своих определяющих хитах. Драм-голоса были представлены сэмплами реальных ударных с возможностью применить к ним синхронизацию и эффекты, копирующие человеческую игру. 8 голосов полифонии на восьми «голосовых картах» имели индивидуальные настройки. DX 1983-го был вроде упрощенной и бюджетной версии DMX.

Последним, что сделал Том в рамках компании Oberheim, был инструмент Matrix-12 – 12-голосная версия Xpander, построенная на CEM осцилляторах, с 61 динамичной клавишей. В 1985 году он потерял свой бренд. Он не собирался отказываться от своего бренда из-за банкротства, но махинации его же адвоката привели к потере собственного имени. И тогда как уже чужой ECC/Oberheim выдавал матрикс за матриксом (модели 6 и 1000), переходя то под крыло Gibson, то под Viscount, Том основывал в Калифорнии свою новую фирму – Marion Systems, консультируя Roland и Akai. А для своей новой фирмы он создал MSR-2 – восьмиголосный рэковый модуль.

Тем временем в Gibson Guitar никто иной, как Дон Букла занимался построением OB-Mx – аналогового рэкового модуля с цифровым управлением. Выпущенный в 1994 в непростых условиях «никому не нужности», но производственной необходимости OB-Mx стал последним проектом Дона, который вскоре отрекся от него со всеми правами. Модуляр давал возможность устанавливать дополнительные голосовые карты для насыщенности звука, но их высокая стоимость, а также свистящие фильтры даже не ставили инструмент в ряд с конкурентами. Хотя, NIN и U2 нашли его пригодным.

Viscount в свою очередь придумал для кочующего Oberheim имитацию Хаммонда в виде OB3 и виртуальный аналоговый OB-12, выпуск которого прекратился в 2005.

В 2000 Оберхайм основал еще одну компанию – SeaSound, производителя аудио интерфейса.

В 2009 он собственноручно возрождал старые добрые SEM, звук которых был насколько мог приближенным к оригиналу. В 2015 Том анонсировал свой любимый ранний, на сей раз модернизированный Two Voice Pro. А в 2016 NAMM увидела совместный с Дейвом Смитом проект – OB6, управляемый током мультиголосный синт, где Оберхайм отвечал за репликацию SEM, а Смит сконцентрировался на секвенсере и обработке эффектами, опираясь на свой Prophet.

Может показаться, что создатель бренда Oberheim был первым среди пионеров, и что его коллаборации затронули все остальные именитые сотрудничества. На самом деле факты говорят о том же. Разве что никому не стать первым, если до него не было последнего – того, кто доверит собственную разработку или согласится принять условия во благо прогресса, ярким примером чего послужила координированная поддержка стандарта MIDI, грозящего, но не сумевшего поделить инструменты на старый и новый фронт.